суббота, 27 августа 2016 г.

Лжесвидетель Пономарёв

«Дизельный махинатор» прикрывается статусом лица под госзащитой, которого у него нет

Похоже, один из столпов неуязвимости «предпринимателя» Пономарёва, присвоившего за свою карьеру десятки миллиардов рублей и продолжающего атаки на бизнес, оказался жалкой соломинкой. И это может обернуться для сутяжника крупными неприятностями, вплоть до уголовного наказания! Подумать только, долгое время дизельный махинатор и крупнейший налоговый уклонист в истории России прикрывал свои манёвры статусом свидетеля, который находится под государственной защитой. Однако, по данным ФСБ, Пономарёв в списках лиц, подлежащих такой защите, не значится. Иными словами, он несколько лет безнаказанно водил за нос правосудие, полицию и непосредственно чекистов! Кому такое может сойти с рук?

Слухи о том, что Пономарёв находится под опекой государства, появились после того, как тот поучаствовал в резонансном «деле Магнитского» как свидетель гособвинения. Тот процесс закончился тем, что основатель фонда Hermitage Capital Уильям Браудер был заочно приговорён к девяти годам в колонии общего режима, а человек, именем которого и было названо разбирательство, аудитор Сергей Магнитский погиб в СИЗО «Матросская тишина» от панкреонекроза. Пономарёв никак не комментировал трагедию, а во время прений цинично называл несчастного «товарищем и приятелем», но кто, как не он, виноват в случившемся?!
Не исключено, свою лепту в распространение информации, которая, как выяснилось, не слишком соответствует действительности, внёс и правозащитник Александр Брод. Тогда глава Московского бюро по правам человека, комментируя исход дела, не только удивлялся тому, что Пономарёв в ходе судебных слушаний охотно свидетельствовал против себя и «наговорил» как минимум на интерес к собственной персоне со стороны правоохранителей. В частности, махинатор признавался в изобретении схемы «оптимизации деятельности компаний, чтобы юридически обойти ограничения для иностранных инвесторов» (деяние, имеющее признаки налогового преступления осталось, по сути, незамеченным компетентными органами!).
Также Брод писал, что в обмен на показания против Браудера Пономарёв получил госзащиту, которая «позволяет охраняемому лицу «решать» многие вопросы, возникающие со стороны любого силового ведомства. Госзащита позволяет блокировать всю информацию по объекту, а официальные структуры не смогут даже прослушивать телефоны того, кто находится под государственной защитой». По мнению Брода, Пономарёв активно «использует её для сопровождения своего бизнеса».
Однако реальность оказалась гораздо любопытнее версии уважаемого правозащитника. Более того, она переплюнула и многие истории о мафиози прошлого, показательно плевавших на закон и его блюстителей!
Действительно, Пономарёв неоднократно и в разных местах давал понять, что находится под крылом спецслужб, обеспечивающих его безопасность. Как будто за ним на самом деле стоит глава силовиков Александр Бортников!
Так, 29 августа 2012 года во время допроса по уголовному делу №182146, возбуждённому в отношении махинатора по заявлению ИКЕА после того, как Пономарёв попытался «нагреть» компанию на 33 млрд. рублей, «предприниматель» отказался отвечать на вопрос следователя о месте жительства. Как указано в протоколе, сделал он это «ввиду того, что включён в программу защиты свидетелей». Здесь следователь позволил себе характерную пометку: «Со слов». Удивительно, что до поры проверить слова человека, известного своей, мягко говоря, неправдивостью, никто не удосужился!
Далее, 31 мая 2013 года в ходе дополнительного допроса по тому же делу Пономарёв также отказался предоставлять данные о своём месте жительства, «сославшись на осуществление в отношении него программы по государственной защите свидетелей». Сказал лишь, что «фактически проживает по другому адресу». То есть проявил прям-таки женскую кокетливость, поманив следователя пальчиком, но в итоге ничего сладенького ему так и не предложив!
Очевидно, заинтересовавшись столь упорной отговоркой, полицейские направили соответствующий запрос в ФСБ.
14 июня 2013 года в адрес начальника УСБ ФСБ России генерал-лейтенанта С.Б. Королёва ушло обращение за подписью замруководителя Главного управления МВД России по ЦФО, начальника следственной части Н.И. Агафьевой. Полковник юстиции указывала на то, что в производстве её ведомства «находится уголовное дело №182146, возбуждённое 28.06.2012... по признакам преступления, предусмотренного ч.3. ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ». И чтобы успешно его расследовать, полицейским требуется проведение следственных действий в отношении Пономарёва, «заявляющего о нахождении под государственной защитой, осуществляемой УСБ ФСБ России в соответствии с федеральным законом от 20.08.2004 г. №119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного производства». В общем, нужны «сведения о Пономарёве К.А. как о возможном участнике программы по защите свидетелей».
Вскоре, 4 июля, Девятое Управление службы, занимающееся охраной правительства, а также обеспечением безопасности граждан, которые оказались под госзащитой, ответило. Коротко и ясно. За подписью начальника 6 службы Управления ФСБ полковника И.И. Ткачёва было указано: «В 9 Управлении ФСБ России мероприятия по государственной защите Пономарева К.А... не осуществляются». Шок, сенсация! Фактически, махинатор, привыкший «нахлобучивать» бизнес, вошёл в раж и попутно обманул полицию. Что же дальше?
Эта официальная информация от ФСБ, можно предположить, полицейских одновременно обнадёжила и озадачила. Обнадёжила – потому что открывался прямой путь к доведению махинатора до скамьи подсудимых, озадачила – из-за той наглости, с которой Пономарёв прикрывался своей ложью. Что за персонаж такой, этот негодяй?!
И махинатор радостно продолжил прикрываться фиговым листком несуществующей госзащиты. Но как можно охарактеризовать подобное поведение? Расхожим «воспалением хитрости, пороком нахальства» здесь не отделаешься. Не подпадает ли хроническая апелляция Пономарёва к несуществующей госзащите под действие вышеуказанной статьи 159 УК РФ, или «Мошенничество»? Статья даёт определение преступления – это «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». В нашем случае Пономарёв определённо «приобрёл» право незаконно называться лицом, находящимся под госзащитой, через участие в скандальном процессе. Или махинатору больше к лицу ст. 165 УК РФ – «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием»? Ведь нанёс же он государству вред как минимум на 8 млрд. рублей, не заплатив налоги с полученных от ИКЕА денег, а затем обманув полицию и суд заявлениями о госзащите?
Но чем дальше Пономарёв заявлял о своём статусе свидетеля, тем большим абсурдом наполнялась вся эта история.
Дошло до смешного. В ходе заседания в Раменском суде, созванного по апелляционной жалобе компании «ИКЕА Мос», которая намеревалась оспорить вердикт мирового судьи Наталии Богуновой, лихо отмазавшей Пономарёва от ответственности за крупнейшее в России укрывательство налогов, «предприниматель» и его адвокат Максим Загорский горячо убеждали собравшихся в существовании «защиты ФСБ». И даже в пылу прений раскрыли личность ответственного сотрудника. Комедия, да и только!
Дело было так. 9 октября 2015 года в Раменском городском суде Московской области ООО «ИКЕА Мос» оспаривало правомочность определения, вынесенного Богуновой 28 мая того же года и прямо называемого несогласными с ним представителями ИКЕА и Федеральной налоговой службы «незаконным». Пономарёва представлял его давний поверенный Максим Загорский.
Когда у последнего был запрошен номер телефона водителя подзащитного – махинатора никак не могли известить о суде и предполагали выйти на него хотя бы через шофёра, Загорский отреагировал неожиданно. «Как я дам телефон сотрудника действующего ФСБ, который осуществляет его [Пономарёва] защиту?» - спросил, видимо, риторически, Загорский. На повторный вопрос о телефоне Загорский сначала попросил собравшихся «почитать закон о защите», а затем ушёл в глухой отказ, сообщив, что имеет некую «подписку о неразглашении».
То есть, как предельно ясно из расшифровки аудиозаписи заседания, Загорский практически одновременно заявил, что «мне запрещено это [раскрывать информацию о защите] делать, я подписку дал соответствующую, есть программа защиты свидетелей, почитайте, я дал подписку о неразглашении», и что водитель Пономарёва – «сотрудник действующий ФСБ, который осуществляет защиту». Иначе говоря, сходу разгласил данные, который обязался не разглашать!
Впрочем, вероятно, Загорский это сделал специально, чтобы показать, насколько крут его доверитель. Дескать, даже водила у него – из органов!
Между тем, согласно букве федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», между структурой, обеспечивающей безопасность, и подзащитным должен оформляться договор, который «определяет условия применения избираемой меры безопасности». И определённо, это соглашение не может составляться в вольной форме. В частности, «защищаемые лица обязаны сохранять в тайне сведения о применяемых в отношении их мерах государственной защиты». Но разве не нарушили наши герои все эти нормы одним махом?
Нарушили! Пономарёв с Загорским легкомысленно презрели необходимость соблюдать конфиденциальность и «сохранять в тайне» то, что махинатор находится под прикрытием всесильной спецслужбы. А если так, то не говорит ли столь анекдотичное в своей откровенности апеллирование к «госзащите» и «водителю-эфесбешнику», что всё это – и «статус свидетеля» и вытекающая из него «неподсудность» Пономарёва – лишь фикция? И, на самом деле, нет у махинатора государственного щита над головой. Пономарёв-то – голый!
И ведь это не все его проблемы. Не исключено, махинатор и его юрист-подельник нарушили даже закон «О гостайне». Согласно пятой его статье, в число «сведений, составляющих государственную тайну», входят, в том числе, «сведения в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, а также в области противодействия терроризму и в области обеспечения безопасности лиц, в отношении которых принято решение о применении мер государственной защиты». Ещё раз – информация в области обеспечения безопасности лиц, находящихся под госзащитой, является гостайной! Они – Пономарёв с Загорским – вообще законов не читают? Или читают только те, которые выгодно использовать для обогащения? Или коллективно сошли с ума и мнят себя некими бессмертными, неуязвимыми комбинаторами, достойными славы сотен котов базилио и лис алис?
Наверное, всё же нет. Кажется, очередной финт ушами в исполнении автора «дизельных схем» и «налоговых манёвров» перестал быть тайной и должен быть по достоинству оценен всеми вовлечёнными ведомствами. И МВД, и ФНС, и, само собой, ФСБ.
В конце концов, прохиндеи настолько заигрались в «свидетелей под защитой», что – будь госзащита реальной, а не выдуманной – и Пономарёв, и Загорский из-за своей болтливости давно бы попали под действие статей 311 и 283 УК РФ. А это, на минуточку, «Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса» и «Разглашение государственной тайны».
Но что ещё интересно. Согласно другой норме упомянутого закона о госзащите, «в исключительных случаях, связанных с производством по другому уголовному, гражданскому либо административному делу, сведения о защищаемом лице могут быть представлены в органы предварительного расследования, прокуратуру или суд на основании письменного запроса прокурора или суда».
То есть Пономарёв, будь он хоть трижды свидетелем в резонансном процессе, не должен обладать иммунитетом от действий следствия и уходить безнаказанным после махинации любого уровня. Какие бы кураторы его не прикрывали!
Фактура о деяниях Константина Анатольевича Пономарёва накоплена чрезвычайно богатая. Весь вопрос – в превращении «свидетеля» в «фигуранта».
Так когда же произойдёт развенчание автора схем по нанесению многомиллиардного ущерба государству и бизнесу? Дошедшего в своём «величии» до того, что видит всю ФСБ у себя на посылках.





Комментариев нет:

Отправить комментарий