среда, 12 октября 2016 г.

Как украсть миллиард

В марте 2016 года в СМИ появились сообщения об исчезновение предправления банка «Наш Дом». При этом в заметках журналисты делали акцент не на факт его владения банком, а на то, что Лев Грановский -  член наблюдательного совета МГУ и известный фотограф. Заявление об исчезновении в милицию подала его жена, которая, правда, через несколько дней его забрала.
Между тем, как отмечают осведомленные источники, на сайтах московских судов можно обнаружить ряд исковых заявленHYPERLINK "http://kad.arbitr.ru/Card/0435dbda-dd97-4fbd-86aa-ca41b1a96a84"иHYPERLINK "http://kad.arbitr.ru/Card/0435dbda-dd97-4fbd-86aa-ca41b1a96a84"й различных физических лиц о взыскании долгов с банкира Грановского: часть из них удовлетворена, а часть находится в процессе рассмотрения. Общая сумма таких требований, по оценкам источников, колеблется от $20 млн до $50 млн. В числе кредиторов Грановского  значатся известные в столичных деловых кругах люди, но есть и матери-одиночки, отдавшие ему в долг свои последние сбережения, отмечают источники.  Также, по их версии,  среди кредиторов есть и бывшие сотрудники правоохранительных органов, в том числе – коллеги приобретшего в последнее время печальную известность  полковника Захарченко.
В ближайшее время эти данные станут достоянием общественности, поскольку  судья Арбитражный суда города Москвы Евгения Луговик постановила «представить в судебное заседание списки кредиторов и должников с указанием их наименования или фамилии, имени, отчества, суммы кредиторской и дебиторской задолженности, места нахождения или места жительства кредиторов и должников, а также с указанием отдельно денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей, сведения об имуществе с указанием места нахождения или хранения имущества, в том числе имущества, являющегося предметом залога, с указанием наименования или фамилии, имени и отчества залогодержателя…».
Но как столь разные люди смогли попасть в ситуацию, когда вернуть собственные деньги возможно только через суд. Чем было  обусловлено такое доверие банкиру Грановскому? Ответ на этот вопрос близкий к АКБ «Наш Дом» источник усматривает в  его скрытом владении контрольным пакетом акций банка. Он отмечает, что  согласно показаниям в суде пострадавших, пожелавших остаться неназванными в СМИ до объявления судебного решения, встречаясь с клиентами на своем рабочем месте, бывший председатель правления рассказывал им, что принимает деньги для банка и несет по ним персональную ответственность, поэтому и выдает расписки  вместо договоров вклада.
VIP-вкладчики привыкли к тому, что собственность в России зачастую оформляется на доверенных лиц, поэтому у них не вызывало удивления, что по документам Грановский только возглавлял банк,  владея в нем всего лишь около 8% акций. Остальные акции были оформлены на двух его заместителей и главного бухгалтера.
Сегодня бывшие коллеги избавились от этих акций, теперь банком якобы владеют лица, с Грановским не связанные. Хотя поверхностный анализ биографий новых фигурантов показывает, что это люди совсем не чужие для данного круга. Такую версию подтверждает реестр, в котором прослеживается движение акций среди ограниченного круга лиц, долгое время распределяющих между собой данный актив. Поэтому, отмечает источник, несложно номинально вывести одну фигуру из публичной партии, объявить банкротом, «отряхнуться» и вернуться в другой маске в «семью».
По мнению экспертов отрасли, в данном случае можно говорить о появлении новой разновидности мошенничества с приемом за баланс вкладов клиентов, которая ранее уже прослеживалась в Мособлбанке, Мастер-банке и ряде других кредитно-финансовых учреждений. Однако в отличии от вышеназванных банков, «Наш Дом» продолжает работать, у него не отозвана лицензия, и не исключено, что даже реальный собственник банка не поменялся, отмечают эксперты.
Как часто бывает в подобных ситуациях, следы собственника теряются где-то в Европе. По некоторым сведениям, он находится в Италии и пытается продолжать управлять остатками бизнеса через своего сына от первого брака - Бориса Грановского.
Молодой человек, судя по всему, официально работает в «Северстали», а не официально, вероятно,  помогал размещать денежные средства собранные его отцом. Но самый главный вопрос, который волнует кредиторов: где деньги.
Это действительно самый интересный вопрос, принимая во внимание, что весь собственный капитал банка в несколько раз меньше требований кредиторов к банкиру. По мнению экспертов, основных версий развития событий может быть две. Согласно первой, банк мог быть был просто ширмой, позволявшей Грановскому принимать без намерения их пустить в дело, то просто похищать. По второй версии, банк мог получать эти деньги от Грановского в виде погашения невозвращенных заемщиками кредитов.
Однако последняя версия разбивается о два «камня». Первый  несопоставимость размеров активов банка и требований к Грановскому, а также отсутствие отражения данных фактов в отчетности банка. Второй камень – почему Грановский вносил деньги (если вносил) за всех акционеров, если официально владельцем банка не является?
Бывшие сотрудники банка в попытках объяснить происходившее расходятся. Что-то полагает, что Грановский-старший вкладывал средства в «золотые проекты» Грановского-младшего, другие - что он инвестировал денежные средства вместе с бывшим чиновником Даниловым-Данильяном.
Четкие ответы на эти вопросы может дать только сам Лев Грановский, но он предпочитает отмалчиваться, пустив кредиторов по пути личного банкротства, пользуясь тем, что правоприменительной практики по преднамеренному или фиктивному банкротству физических лиц пока еще нет в связи с молодостью самой процедуры банкротства физических лиц.
Безусловно, точку в данном деле поставит следствие. Однако, как полагают эксперты, в данной истории можно усмотреть признаки фиктивного банкротства, также как и мошенничества, незаконной банковской деятельности, сокрытия активов от кредиторов.
Отмечая, что защита законных интересов кредиторов в рамках гражданского судопроизводства часто оказывается  мало результативной,  эксперты подчеркивают, что подобная практика оставляет серьезные вопросы к ЦБ и иным надзирающим органам, поскольку личные обязательства акционеров и руководства банков должны быть предметом контроля и мониторинга наравне с обязательствами самого банка.

Комментариев нет:

Отправить комментарий