пятница, 7 июля 2017 г.

Генеральские погоны для "Дим Димыча"

"Смотрящего" за мусором полковника Ильяшенко "воры в законе" двигают на место главы подмосковной полиции 
   
Закрытие крупного мусорного полигона «Кучино» в Балашихе привлекло внимание всей России. Глава ядерной державы лично требовал закрыть гигантскую свалку в 15 км от Москвы, есть повод задуматься над масштабами бизнеса на отходах в Подмосковье! Говорилось, писалось об этом немало в последнее время, но за многочисленными деталями и подробностями упускалось главное - вывоз и утилизация мусора в Москве и области контролируется организованной преступностью.
Расставаться с этим бизнесом криминальные кланы не спешат. Более того, попытка навести порядок со стороны Верховного Главнокомандующего, привела пока лишь к росту доходов мафии. После «кучинского инцидента» цены выросли на теневом рынке почти в два раза за машину! Спрос никуда не делся, Москва продолжает производить сотни тонн отходов ежесуточно, избавляться от них по закону дорого и проблемно, а значит, будет соответствующее предложение.
Рассчитывать, что получив «втык» от президента РФ, полиция и прокуратура совместными усилиями одолеют мусорную гидру – наивно и смешно. Хотя бы потому, что кто, как и куда возит мусор в Подмосковье, решает «Дим Димыч». Это широко известная в узких кругах фигура - начальник ОРЧ ЭБиПК №2 ГУ МВД России по Московской области, полковник Дмитрий Дмитриевич Ильяшенко.
  
Мусор легальный и нелегальный
С точки зрения закона, свалки есть легальные (официальные) и нелегальные (криминальные). Фактически же, разница между ними невелика: закон нарушается в обоих случаях, только по-разному.
Количество и расположение легальных ТБО в Московской области, к числу которых, кстати, относился закрытый «Кучино», известно. Десять штук крупных (для Москвы) и три десятка поменьше (для Подмосковья). Преступления там типовые: нарушение правил хранения мусора, манипулирование финансовой отчётностью, просроченная нормативная и разрешительная документация, превышение объемов захоронения, экологические нарушения, неуплата налогов.
Гораздо интереснее посмотреть на нелегальные свалки. Формально, таковой считается любая лесная опушка, куда пара грузовиков вывалила свой груз или стихийная свалка у садоводческого товарищества. Таких примеров сотни и даже тысячи в Московской области. Но это, скорее хулиганство и разгильдяйство, чем бизнес мафии. Организованная нелегальная свалка, работающая на постоянной основе – совсем другое. 
Чтобы не быть голословными, приведем три примера:
Вариант №1. Используется вновь созданный карьер, куда свозят и сваливают мусор под прикрытием существующего полигона. Один из таких нелегальных карьеров функционирует на северном склоне официального полигона ТБО "Аннино" в Рузском районе. За горой мусора тайно вырыли карьер, прямо на северном склоне полигона. Площадь карьера - около 5 га, глубина - не менее 15 метров. Потоком едут в карьер мусоровозы и сваливают туда «левый» мусор.
На старом спутниковом фото нелегального карьера еще нет, но границы его обозначены

Вариант №2 - это продолжать использовать для приёма мусора официально закрытый и исчерпавший лимиты полигон. Именно так используется «мусорной мафией» формально закрытый властями полигон ТБО "Часцы" в Одинцовском районе.
Вариант №3 - мусорный бизнес ведется попутно с добычей песка или гравия. Как быстро спрятать десятки тысяч тонн мусора в Подмосковье, одном из самых плотно заселённых регионов России? Надо вырыть большую яму или найти уже существующую. Десятки небольших песчаных, гравийных карьеров и даже некоторые крупные ГОКи занимаются этим бизнесом, где-то с ведома владельца, где-то без разрешения. Тайно ночью завозят и закапывают отходы на отработанных участках карьера.
   
Как «имеют» олигарха
Например, Сычевский ПТК в Волоколамском районе. Один из крупнейших производителей гравия, щебня и песка в Центральной России, входит в «Национальную Нерудную Компанию». Уже несколько лет на выработанный участок Сычевского ГОКа почти каждую ночь завозится мусор, как правило, это проблемные отходы: химикаты, мусор с повышенным уровнем радиационного фона, различные опасные вещества.
Сычевский ПТК. Фото с сайта «Национальная нерудная компания»
   
На специальный полигон везти их далеко, дорого, проблемно. В глубоком, занимающем десятки гектаров Сычевском карьере, несколько машин быстро разгружаются, бульдозер тут же хоронит следы преступления. Одна машина стоит 15 000 рублей.
Почему везут туда, а не в находящийся по соседству относительно новый, официальный полигон ТБО «Ядрово»? Главным образом потому, что зарытый нелегально в песок на глубине более 20 метров радиоактивный мусор «не фонит», а значит, можно не опасаться потенциальных проблем с Единой государственной автоматизированной системой мониторинга радиационной обстановки на территории РФ (ЕГАСМРО).
Вряд ли служба безопасности Сычевского ГОКа ничего не видит и не подозревает. О том, что в Сычевские карьеры по ночам возят мусор, знают местные жители, неоднократно писавшие жалобы в полицию, знают работники ГОКа, которые «в деле», знает местная полиция и ГАИ. Не знает о своем участии в нелегальном мусорном бизнесе только олигарх, который давно живет за границей и такие мелочи его вряд ли заинтересуют. Даже если решит жаловаться в полицию и прокуратуру, все равно, расследованием будет заниматься…. правильно, полковник Ильяшенко. Результат легко предсказуем.
   
А ты такой, мужчина с бородой!
Неизбежный элемент любого журналистского расследования на тему «мусорной мафии» Подмосковья - спекуляции про размер этого рынка в денежном выражении. Но объективно, подсчитать это на данном этапе невозможно, финансовая отчётность не ведется, единого центра прибыли нет, скорее, можно говорить о картеле из нескольких преступных группировок, «воров в законе», контролирующих мусорный бизнес в Московской области с помощью полиции, каждая на своей территории.
«Сами бы хотели знать», - было сказано в ответ на этот вопрос одним из «воров в законе».
Единственная, более-менее объективная и конкретная цифра, которую удалось получить от другого «генерала» российского преступного мира - размер ежемесячных отчислений из «общака» – 300 миллионов рублей в месяц ($5 млн долл.), чтобы прокуратура и полиция не замечали проблемы с нелегальными ТБО. Хотя бы, до очередной «прямой линии» с Путиным.
Дмитрий Ильяшенко
  
Конкретно, вопросы по мусору в Московской области решаются с Дмитрием Дмитриевичем Ильяшенко, полковником ОРЧ №2 ЭБ и ПК ГУ Московской области. Он не глава, не организатор и не владелец этого бизнеса, но все равно, важная, ключевая фигура. Дмитрий Ильяшенко - авторитетный посредник в этой сфере между «ворами в законе» и правоохранительной системой, чиновниками на территории Подмосковья.
В том числе, это значит, что на руки ему и его ближайшим коллегам в полиции остается не более 10% из 300 000 000 рублей, остальное уходит выше и дальше. В мусорной цепи много звеньев и расходы велики: невозможно вести этот бизнес без серьёзной прокурорской «крыши», без заинтересованности руководства УСБ МВД Московской области, без ГИБДД, наконец.
Так как его зона ответственности велика и финансовый поток серьезный, то полковник Ильяшенко тоже на особом положении в органах правопорядка, например, ему разрешено носить бороду. Согласно Кодексу профессиональной этики сотрудника МВД РФ это «не рекомендуется», исключение сделано для некоторых офицеров МВД Чеченской республики. Ну и еще для «Дим Димыча».
  
Золотые генеральские погоны от «воров в законе»
Забавное обстоятельство, 12 июня, на День России полковник Дмитрий Ильяшенко получил золотые (в прямом смысле из золота) погоны генерал-майора в подарок от своих деловых партнеров по мусорному бизнесу из воровского сообщества.  
Это драгоценный сувенир с намеком, что именно его кандидатура будет лоббироваться на место начальника полиции Московской области, генерал-майора МВД Виктора Ищенко, уходящего на пенсию.
  

Комментариев нет:

Отправить комментарий